?

Log in

Previous 10

Mar. 12th, 2014

[sticky post] (no subject)

Все переводы в блоге мои, если не указано иное.

Jan. 26th, 2016

Дух Лушаньских гор

Хуанфу Мэй. "Письма из Трёхречья" (IX-X вв.)

В год под циклическими знаками дин-ю правления под девизом Цянь-фу (877), в седьмой луне осени заместитель генерала-инспектора Лю Бин-жэнь был назначен окружным начальником в Цзянчжоу.
Господин Лю привёз с собой из столицы верблюда и отправил его пастись у подножия гор Лушань. В южных краях таких животных нет. Read more...Collapse )

Jan. 10th, 2016

Повар через столетия

Полковник корпуса горных инженеров Егор Петрович Ковалевский (1809-1868) большой фантазёр, как, видимо, замечают все, кто читает любую его достаточно длинную книгу. Итак, сопровождал он 13-ю миссию в Китай в качестве пристава и написал по этому поводу очередную книгу, где сообщил нечто о поваре.
"Сухари ещё не приелись, запах аргала не пропитал нашего платья и не закоптил собственной наши кожи; неудачно приготовляемые обеды казака-повара более смешили, чем сердили нас. Кстати об этом поваре, о Воробьёве: он сопутствовал четвёртой миссии в Пекин; а известно, что миссии сменяются через десять лет, – сначала в качестве коновала, потом повара; в прошлую миссию его не хотели было взять за старостию лет; нынче он явился ко мне с предложением своих услуг, уверяя, что в течение десяти лет он вовсе не постарел, а только отдохнул. Во время пути по его неутомимости я убедился, что он точно не устарел; но или забыл своё поварское искусство, или вовсе не знал его; по крайней мере, он полезнее был своими сведениями по части ветеринарной, чем по поварской".
Да-да, всё правильно, четвёртая миссия пробыла в Пекине с 1744 по 1755 годы. А Е. П. Ковалевский пишет о 1850 годе.

Dec. 22nd, 2015

В хорошей компании


Оригинал взят у hp_alimov в Проза Тан и Сун
20:09 21.12.2015
Проза Тан и Сун
Проза Тан и Сун / Перевод с китайского В. М. Алексеева, О. Л. Фишман, А. А. Тишкова, И. А. Алимова, А. Б. Старостиной. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2015. — 512 с. (Библиотека китайской литературы). Настоящая книга — сборник переводов классической китайской прозы эпох Тан (618—907) и Сун (960—1279): коротких рассказов сяошо, новелл чуаньци, прозы высокого стиля и отрывков из сборников бицзи. Подобное издание, представляющее столь широкую жанровую палитру китайской прозы, в России предпринимается впервые. В книгу включены как уже издававшиеся, но ставшие библиографической редкостью переводы, так и переводы, выходящие впервые. Издание предназначено для самых широких кругов читающей публики, интересующейся классической прозой Китая.

read more at ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ


Dec. 6th, 2015

(no subject)

В одном из сборников хэбэйского фольклора приведена следующая история о судье Бао - Бао-гуне, главном борце с коррупцией в китайской средневековой литературе (прототип - сунский сановник Бао Чжэн, 999-1062).
Бао-гун

У Бао-гуна был непослушный сын. "Скажешь ему идти налево, - пойдёт направо, велишь побить собаку, - отругает курицу". Однажды отчаявшийся отец махнул на воспитание ребёнка рукой и обратился к знакомому многим приёму: просил его делать противоположное тому, чего хотел добиться.
Прошло много лет. Бао-гун почувствовал приближение смерти. Он понимал, что успел казнить лишь малую долю чиновников-казнокрадов и прочих угнетателей, и планировал продолжить свою деятельность, вновь родившись на свет. Чтобы ничто не мешало его перерождению, нужен был деревянный гроб. Человек, чьё тело лежит в каменном гробу, не может продолжить цепь перерождений. Но похоронами станет заниматься сын.
Услышав, что отец желает быть похороненным именно в каменном гробу, сын спросил: "Почему, батюшка?"
Бао-гун сказал: "Я всю жизнь боролся с презренными чиновниками, ворами и насильниками, не зная отдыха. Я устал и не хочу больше рождаться в этот мир. Вот зачем мне нужен каменный гроб".
Сын был тронут. Наконец он почувствовал запоздалое раскаяние. Только подлец может отказать отцу в последней просьбе! Отныне он изменится.
Увидев прекрасный каменный гроб, который внесли в его покои, Бао-гун привстал и будто бы хотел что-то сказать, но не успел: испустил дух.

Nov. 26th, 2015

Слушайте маму

Жил некогда мудрый отшельник Бо Шаньфу. Он любил своих родных и заботился о них. Впрочем, почему жил? Может быть, и теперь живёт. Тем не менее, речь не о нём, а как раз о его родственниках.

Гонец, посланный ханьским У-ди в Хэдун, встретил в западном предместье Чанъани деву, которая била палкой какого-то старика. Старик со склонённой головой стоял на коленях, покорно принимая побои. Удивлённый гонец спросил, в чём дело. Дева ответила: «Я мать этого старика. Некогда мой дядя Бо Шаньфу угостил меня эликсиром бессмертия. Я дала это лекарство и сыну, но он отказался его принимать. Кончилось тем, что он состарился и не успевает идти за мной. Вот приходится бить». Гонец спросил: сколько же вам лет? И она сказала: «Мне уже двести тридцать, а сыну – восемьдесят».
(Из "Жизнеописаний бессмертных" Гэ Хуна, цит. по 7 цзюаню ТПГЦ)

Oct. 31st, 2015

Just So Pictures

E. Kaempfer. The History of Japan, giving an Account of the Ancient and Present State and Government of that Empire etc. Vol. 1-2 (tr. by J. G. Scheuchzer). London, 1727.

Oct. 19th, 2015

(no subject)

Читаю потрясающую книгу архимандрита Софрония (Грибовского) о Китае (закончена около 1805 года). Цитировать можно бесконечно.
Сейчас будет обидно даосам:

Oct. 2nd, 2015

Красный фонарь в темноте

4 июня 1883 года пекинский "Столичный вестник" сообщил, что генерал-губернатор Шэньси и Ганьсу обратился к императору с просьбой даровать стелу с похвальной надписью, исполненной высочайшей рукой, святилищу Гуань-ди в Тонгкоре (сейчас в провинции Цинхай), по следущей причине: во время недавнего восстания (дунганского, 1862-1873) этот бог неоднократно являл местным своё заступничество.
Так, в 1872 году, когда город осаждали в течение десяти суток, на стене показался свет красного фонаря, двигавшийся чудесным образом от одного её края к другому. На фонаре можно было рассмотреть слова "Гуань-ди" и "Чэнхуан" (бог города). Испуганные мятежники бежали.
В соседнем городе жители привыкли брать воду за стенами города. Когда крепость оказалась в осаде, она была отрезана от воды; стали рыть колодцы, но и на большой глубине воды не было. После моления жителей, возглавляемых городской администрацией, все сухие колодцы наполнились чистой водой. Мятежники, видя, что жители не сдаются, отступили.
В Цинхае, конечно, особенный Гуань-ди. Частично он Гэсэр.
Это новый (2007?) памятник Гэсэру в Цинхае, у Кукунора (фотография "Цинхай синьвэнь ван").
106.89 КБ

Кстати, не нашла, даровали ли стелу.

Sep. 20th, 2015

Причуды памяти

В книжке "Двенадцать мёртвых дев" есть история про поэта Цуй Ху, которая начинается так:
"Цуй Ху из Болина был на редкость красив, но скромен и нелюдим. В те дни он сдавал экзамен на степень цзиньши и провалился. В праздник Чистой ясности юноша в одиночестве гулял в западном предместье и наткнулся на чью-то маленькую усадьбу. За стеной пышно зеленел сад. Всё было тихо; казалось, никого не было дома. Ху стал стучать в ворота.
Read more...Collapse )
Вот так живёшь, живёшь, семья, дети, пишешь стихи, сдаёшь экзамены, служишь правителем столичной области, да вообще Линнаньским генерал-губернатором! а тебя запомнят только по анекдоту.

41.76 КБ

Previous 10