?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Mar. 12th, 2014

Все переводы в блоге мои, если не указано иное.

Лишние хлопоты

У Чжу Си спросили: а вот говорят о бессмертных, бывают они?
Он отвечает: Кто сказал, что нет? Действительно, есть такое дело, можно добиться долголетия. Только трудно очень, если всё бросить и этим заниматься, тогда да, получится.
("Юй лэй", "О природе и принципе", ч. 1).

Не мафусаилит был.
Так и думала, что у меня было что-то о Середине осени.

Ян Чжэньбо
Ян Чжэньбо из Хуннуна с малых лет любил книги. Углубившись в изучение канонов и исторических сочинений, он не знал отдыха и забывал обедать. Родители пытались остановить его, но тщетно; иногда они отнимали у него лампу и прятали книги, и Чжэньбо очень расстраивался.
Так что он сбежал из дома и оказался между землями Хун и Жао, где устроился в заброшенной школе. Там он занимался более полугода. Вечером праздника Середины осени он сидел над книгами. Уже прошла вторая стража, когда вдруг в окно постучали. Но Чжэньбо, увлечённый ученьем, ничего не слышал. Неожиданно распахнулись двери, и вошла служанка с косами, уложенными корзинками.
Она сказала: «Барышня, моя хозяйка, давно приютилась в безвестном уединении; она вкушает воздух и ест трутовики, постоянно скитаясь между озером Дунтин и рекой Юньшуй. Она узнала, что недавно сюда явился человек благородный, целеустремлённый, чистый, упорный и верный, и хотела бы отдать ему свою привязанность». Чжэньбо ничего не отвечал, и служанка удалилась.
После третьей стражи за окном послышался перезвон нефритовых подвесок, разлился чудесный аромат. Служанка доложила о гостье, и в дом стремительно вошла барышня примерно шестнадцати лет, в головном уборе, напоминающем крылья феникса над лазурными облаками. На ней было блестящее платье в пурпурных тучах и зорях, украшенное изображениями солнца и луны. Она непринуждённо уселась, но Чжэньбо молчал и ни о чём не спрашивал гостью. Через некоторое время она взяла со стола Чжэньбо тушечницу. Служанка подала ей бумагу. Барышня написала несколько строчек и неловко удалилась.
А Чжэньбо встал и увидел, что она оставила такие стихи: «Достойный муж не сдастся, суровый и упорный. Ему не объяснить, что чувство непритворно. Так светлая луна взойдёт к горам из вод, осенний ветер вдаль свой устремит полёт».
После так и не прояснилось, кем была эта барышня. Не из бессмертных ли она, живущих на озере Дунтин? И мог ли человек написать такие стихи?
(53 цзюань ТПГЦ, из «Повестей о разных странностях», IX век)


Похоже, что автор потешается над каким-то знакомым, но над кем? Двенадцать веков это долго.
Это из книжки, которая скоро выйдет. Восстание Ань Лушаня - Ши Сымина через несколько лет закончится, но пока всё очень неспокойно. Один путешественник сначала попал к разбойникам, потом встретился с эльфами (не знаю, по-моему, Князь Мрачных земель - чистый Трандуил) и успел сделать карьеру при дворе последнего правителя мятежников.

"Сяо Сян лу", по 337 цзюаню ТПГЦ.

Чжан Цин
При Дай-цзуне земли к северу от Реки были ещё неспокойны, там постоянно свирепствовали злодеи. Чжан Цин был родом из Хэнъяна. Он попал в плен, когда ехал куда-то по делу. И вот он присоединился к шайке и стал с нею убивать прохожих. Впрочем, он поклялся не трогать хэнъянцев.
Как-то раз он во главе тысячной толпы явился к восточной границе Хэнъяна. В полночь при ясной луне разбойники собрались расположиться на ночлег под покровом леса.
Вдруг навстречу им выехали сто человек с лишним – чья-то свита с пёстрыми свадебными свечами, с песнями и музыкой; там были даже дамы. Кто-то крикнул издалека: «Вы настоящая армия или шайка злодеев?» Подручные Чжан Цина отвечали: «Здесь генерал Чжан». Из процессии удивились: «Генерал Чжан – это генерал из зелёного леса, почему же его войско в таком порядке, а солдаты в регулярном строю?» Обиженные подручные доложили Чжан Цину об этой беседе и просили его скомандовать в атаку. Тогда он, взяв с собой сотню офицеров, начал бой с пришельцами. У тех было не более двадцати или тридцати вооружённых человек. Схватились, – и многие разбойники были ранены. Сердитый Чжан Цин сам встал во главе отряда; но и через несколько схваток ему не удалось взять верх.
В среде противника некто возвысил голос и назвался Князем Мрачных земель. «Я сговорил за себя дочь Хэнъянского князя и теперь встречаю невесту. Тихой ночью под лунным светом мы ехали по безлюдным полянам, чтобы избежать лишней суматохи. Нечаянно нам встретились вы, и мои приближённые в неучтивости своей остановили вас окриком. Не хотелось бы вас прогневать. Впрочем, я давно слышал, что вы, полководец, дали обет не причинять вреда людям из Хэнъяна. Надеюсь, что вы не преступите его и отпустите нас как хэнъянцев».
Чжан Цин решил: «Мужчин отпущу. Женщины пусть остаются». Собеседник возразил: «Женщин мы не оставим, а вот схватиться ещё раз можно». И снова началась битва, и снова разбойникам не удалось взять верх. Чжан Цин хотел скомандовать отступление, но подручные его в ярости желали сражаться насмерть. Тогда он вывел всё своё войско, и, разделив его на три отряда, снова вступил в бой. Очередные несколько схваток, как и прежде, не принесли разбойникам победы.
Тут Чжан Цин увидел, как Князь Мрачных земель фехтует мечом, проносясь повсюду точно ветер, и затрепетал. Резко велев подручным остановиться, он отступил и спросил: «Ваши солдаты, собственно, люди? или нет? Почему никого из них не удаётся ранить?»
Князь Мрачных земель ответствовал с улыбкой: «Вы, сударь, командуете небольшой шайкой злодеев, дела ваши неправедны. А туда же: мериться силами с Мрачным воинством». Чжан Цин спешился и ещё раз поклонился.
Князь продолжил: «Ань Лушань и его сын мертвы, престол узурпировал господин Ши. Вы, сударь, всё равно вор, так почему бы не примкнуть к нему со своим войском? Разбогатеете, прославитесь». Чжан Цин возразил, поклонившись: «Но я не умею воевать. Это случайно так вышло, что разбойники выбрали меня атаманом. Какой от меня толк?» Тогда Князь Мрачных земель достал книжный свиток, – то был трактат о военном искусстве, – передал его Чжан Цину и удалился. Обретя эту книгу, тот научился вести военные действия с большим умением и рискнул податься со своими приспешниками к Ши Сымину. Тот действительно взял его на службу генералом. Через несколько лет Чжан Цин умер.

Неловко получилось

По 462 цзюаню ТПГЦ. "Ю мин лу" Лю Ицина (V век).

При Цзинь, в годы под девизом правления Цзяньу жил купец по имени Фэн Фа, родом из уезда Шаньсянь. Однажды ему случилось заночевать на канале Дитан.
К нему явилась дева в трауре, белокожая и невысокая, и попросила, чтобы он её подвёз.
Наутро, когда Фа собрался отчаливать, пассажирка сказала, что ей нужно взять вещи. Она сошла на берег, а Фа обнаружил, что у него пропала штука шёлка. Дева вернулась с двумя тюками сена, а потом снова ушла, и так десять раз.
Уже десяти штук шёлка не стало. Фа заподозрил, что имеет дело не с человеком, и связал деве ноги. Тогда она сказала: "В траве лежит ваш шёлк", - и превратилась в большую белую цаплю.
Фа сварил её и съел. Мясо было так себе на вкус.

Есть такая практика в современном Китае: в определённые дни года в определённых для того вновь отстроенных храмах собирается начальство провинции, люди из провинциального НПКС, приглашённые заграничные китайцы. Совершают жертвоприношение какому-нибудь из легендарных предков (Яо, Хуан-ди, Шуню). Устраивают праздник, народные ансамбли песни и пляски выступают и прочее. Старая традиция, ещё в 1937 представители КПК и ГМД вместе приносили жертвы перед курганом Хуан-ди. При этом считается, что ни к какой религии или, например, народным верованиям всё это никакого отношения не имеет. Это культура, нематериальное наследие, память о предках. В церемониях принимают участие (и даже руководят ими) члены партии, а они непременно официальные атеисты.
Вот в июне тоже в Шаньси поклонялись первопредку Яо. И всё было бы атеистично, если бы в публике не заметили на небе красного дракона (точнее, "благовещее облако" в виде дракона, но в названии популярного видеоролика остался только дракон): ведь считается, что мать Яо понесла после того, как увидела красного дракона.

Как видно по скриншотам, красным драконом это можно назвать очень условно. Ну и что!
Коллеги, важная и интересная конференция, присоединяйтесь. Мы продлили дедлайн, но ненадолго.
Тематика конференции: фольклор, литература, народные религия и искусство Китая, Центральной, Восточной и Юго-Восточной Азии.
https://iocs.hse.ru/announcements/266806274.html

Возмездие вивисектору

Смотрю, что змеи с людьми делают, и набрела на рассказ.

У одного человека всё болела голова. Кто-то ему сказал, что это лечится змеиным вином.

Взял он чёрную змею, посадил живой в кувшин, добавил винной закваски и стал ждать. Прошло несколько дней, а змея всё шуршала в кувшине. Потом вино созрело; от кувшина распространился густой аромат. Больной налил себе полную чарку и выпил. Тут же он весь растёкся водой, только волосы остались.
("Го ши бу", IX век, по 458 цзюаню ТПГЦ)

Но голова-то прошла.
В "Тун ю цзи" рассказывается, что в начале VII века некий учёный, работая в саду вместе с мальчиком-слугой, случайно откопал какую-то женщину, явно живую. Она пришла в себя и рассказала, что её давным-давно велела похоронить заживо прабабушка героя.
"Когда я умерла, сначала меня забрали двое в чёрном. Они доставили меня в некое место с высокими воротами и обширными залами, которое охраняли весьма свирепые воины. Мы поклонились тамошнему князю. Он коротко попросил рассказать, что произошло. Люди в чёрном всё ему объяснили, а я не смела жаловаться на хозяйку.
Вскоре меня привели в некую управу. Вся комната была полна бумаг чуть не до потолка, служащие по двое, по пятеро искали что-то и очень шумели. Сначала меня допрашивал один письмоводитель с папкой в руках. Сверившись с делом, он сказал, что я не должна была умереть. Поскольку хозяйка в своей ревности несправедливо убила меня, у неё отнимут одиннадцать лет жизни и отдадут мне. Потом меня допросил какой-то судья, и дело прояснилось окончательно.
Но этот судья вскоре по какой-то другой причине в наказание был лишён должности, и обо мне забыли. Вот уж девяносто лет с лишним прошло. И служащие те разошлись кто куда. Как вдруг вчера для розыска по делам длительно задержанных в Мрачной управе к нам явился небесный чиновник, всё выяснил и всех отослал куда следует. Только тогда мой приговор привели в исполнение. Таких, как я, было много. Мы люди презренные, поэтому чины Мрачной управы и не спешили с нами разбираться".
Потом девицу отмыли и переодели, и жила она со своим новым хозяином долго и счастливо. Похоже, они стали земными бессмертными.
По 375 цзюаню ТПГЦ.

Немного о самовнушении

Некий крестьянин, принеся монаху подаяние, молил, чтобы тот раскрыл ему своё тайное слово.
Монах подшутил над ним, сказав, что это слово - "осёл". И тот человек стал постоянно, днями и ночами, твердить его.
Так прошло несколько лет. Однажды, посмотревшись в воду, он обнаружил, что у него на спине устроился осёл с синей шерстью.
Теперь все больные и одержимые, стоило этому крестьянину подойти к ним, тут же исцелялись.
Впоследствии он узнал, что его обманули, и заклинание перестало действовать.

Из "Юян цза цзу", IX век, по 436 цзюаню ТПГЦ.

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner