Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Разбойники и эльфийская свадьба

Это из книжки, которая скоро выйдет. Восстание Ань Лушаня - Ши Сымина через несколько лет закончится, но пока всё очень неспокойно. Один путешественник сначала попал к разбойникам, потом встретился с эльфами (не знаю, по-моему, Князь Мрачных земель - чистый Трандуил) и успел сделать карьеру при дворе последнего правителя мятежников.

"Сяо Сян лу", по 337 цзюаню ТПГЦ.

Чжан Цин
При Дай-цзуне земли к северу от Реки были ещё неспокойны, там постоянно свирепствовали злодеи. Чжан Цин был родом из Хэнъяна. Он попал в плен, когда ехал куда-то по делу. И вот он присоединился к шайке и стал с нею убивать прохожих. Впрочем, он поклялся не трогать хэнъянцев.
Как-то раз он во главе тысячной толпы явился к восточной границе Хэнъяна. В полночь при ясной луне разбойники собрались расположиться на ночлег под покровом леса.
Вдруг навстречу им выехали сто человек с лишним – чья-то свита с пёстрыми свадебными свечами, с песнями и музыкой; там были даже дамы. Кто-то крикнул издалека: «Вы настоящая армия или шайка злодеев?» Подручные Чжан Цина отвечали: «Здесь генерал Чжан». Из процессии удивились: «Генерал Чжан – это генерал из зелёного леса, почему же его войско в таком порядке, а солдаты в регулярном строю?» Обиженные подручные доложили Чжан Цину об этой беседе и просили его скомандовать в атаку. Тогда он, взяв с собой сотню офицеров, начал бой с пришельцами. У тех было не более двадцати или тридцати вооружённых человек. Схватились, – и многие разбойники были ранены. Сердитый Чжан Цин сам встал во главе отряда; но и через несколько схваток ему не удалось взять верх.
В среде противника некто возвысил голос и назвался Князем Мрачных земель. «Я сговорил за себя дочь Хэнъянского князя и теперь встречаю невесту. Тихой ночью под лунным светом мы ехали по безлюдным полянам, чтобы избежать лишней суматохи. Нечаянно нам встретились вы, и мои приближённые в неучтивости своей остановили вас окриком. Не хотелось бы вас прогневать. Впрочем, я давно слышал, что вы, полководец, дали обет не причинять вреда людям из Хэнъяна. Надеюсь, что вы не преступите его и отпустите нас как хэнъянцев».
Чжан Цин решил: «Мужчин отпущу. Женщины пусть остаются». Собеседник возразил: «Женщин мы не оставим, а вот схватиться ещё раз можно». И снова началась битва, и снова разбойникам не удалось взять верх. Чжан Цин хотел скомандовать отступление, но подручные его в ярости желали сражаться насмерть. Тогда он вывел всё своё войско, и, разделив его на три отряда, снова вступил в бой. Очередные несколько схваток, как и прежде, не принесли разбойникам победы.
Тут Чжан Цин увидел, как Князь Мрачных земель фехтует мечом, проносясь повсюду точно ветер, и затрепетал. Резко велев подручным остановиться, он отступил и спросил: «Ваши солдаты, собственно, люди? или нет? Почему никого из них не удаётся ранить?»
Князь Мрачных земель ответствовал с улыбкой: «Вы, сударь, командуете небольшой шайкой злодеев, дела ваши неправедны. А туда же: мериться силами с Мрачным воинством». Чжан Цин спешился и ещё раз поклонился.
Князь продолжил: «Ань Лушань и его сын мертвы, престол узурпировал господин Ши. Вы, сударь, всё равно вор, так почему бы не примкнуть к нему со своим войском? Разбогатеете, прославитесь». Чжан Цин возразил, поклонившись: «Но я не умею воевать. Это случайно так вышло, что разбойники выбрали меня атаманом. Какой от меня толк?» Тогда Князь Мрачных земель достал книжный свиток, – то был трактат о военном искусстве, – передал его Чжан Цину и удалился. Обретя эту книгу, тот научился вести военные действия с большим умением и рискнул податься со своими приспешниками к Ши Сымину. Тот действительно взял его на службу генералом. Через несколько лет Чжан Цин умер.

(no subject)

Сокращённый перевод. В оригинале много ошибок, отчего всё кажется как-то ещё страшней. Речь идёт о лете 1976 года.
"Отец раньше в армии служил, и его часть первую послали на спасательные работы во время
Таншаньского землетрясения. Он рассказывал.
Они получили приказ, сели на автомобили и отправились в путь. Когда оставался где-то час езды до района бедствия, все армейские машины заглохли, и их пришлось остановить на обочине. Техники не могли понять, в чём дело. А был вечер; примерно в четверть девятого был дан приказ всем по машинам; солдатам велели не говорить и не двигаться, что бы они ни увидели. И так они просидели в машинах до глубокой ночи.
Они уже дремали, когда их разбудил грохот копыт. Отец тогда был в кабине; и увидел, что мимо, с той стороны, где случилось землетрясение, едут - одна за другой - запряжённые лошадьми повозки. Отцу тогда было лет 20, здоровье у него было отличное, зрение тоже. Но в ту минуту он смог рассмотреть только повозки. Кто ими управлял? никого не было видно. В каждой повозке горел бледно-зелёный огонёк. Повозки были гружены, вот это он разглядел, человеческими головами. За пятнадцать минут мимо него проехало, наверное, около сотни таких повозок. Когда они скрылись из виду, попробовали снова завести моторы, и всё сразу получилось.
Тогда говорили, что при землетрясении погибло больше двухсот тысяч человек; потом проверили, точно".
Вопрос такой: откуда начальство знало, что вскоре проедут эти повозки?

"Как неловко быть без тела!"

В годы Кайюань Го Чжиюнь, военный наместник Лянчжоу, отправился в инспекционную поездку. Отъехав на сотню ли от окружного города, он скоропостижно скончался на почтовой станции. Но его душа, выйдя наружу, велела станционному смотрителю запереть комнату с телом и не открывать её. А сама сразу поспешила вернуться в управу. Спутники наместника так ничего и не заметили.
Душа провела дома сорок дней с лишним, и, устроив все служебные и личные дела, отправила людей на станцию за своим телом. Потом она наблюдала за тем, как его облачали и клали в гроб. Когда церемония была завершена, душа распрощалась с родными, пала в гроб, и более её не видели.

Генералы против тополя

Цзюань 415. Травы и деревья (X)
Линьхуайские генералы
Это случилось в годы Шанъюань. Однажды ночью линьхуайские генералы устроили пир. Чего только не было на столе: и жареное, и печёное, и свинина, и баранина, всё блюда вкусные и ароматные. Вдруг в окно просунулась огромная рука, и некто попросил "кусочек мяса". Ни один из генералов не стал угощать неизвестного.
Некто ещё несколько раз просил мяса, но так ничего и не получил.
А генералы потихоньку свили верёвочную петлю, пристроили у отверстия, которое проделала рука в оконной бумаге, и позвали: "Бери мясо!"
В окне снова показалась рука; дёрнули, и петля затянулась. Верёвка держала крепко. Тот, что был за окном, никак не мог бы освободиться. На рассвете же рука переломилась, будто сухая деревяшка. Пригляделись, а это тополиная ветка. Взяли её и пошли искать дерево.
Тополь нашёлся неподалёку, на речном берегу. Разодранная кора кровоточила; вокруг была кровь.
(Из «Обширных записок о странном»)

Годы Шанъюань – 760-761.
Линьхуай – там, где сейчас город Хуайинь (провинция Цзянсу).
Линьхуайские генералы – судя по всему, подчинённые Ли Гуанби; может быть, он и сам был с ними. Ли Гуанби – один из полководцев, отличившихся при подавлении восстания Ань Лушаня – Ши Сымина (755-763). В 761 Ли Гуанби был пожалован титулом Линьхуайского князя; 761-762 годы – время его больших военных удач. Так что в описываемое время генералы полны уверенности в собственных силах и веселы. Впрочем, это заметно и без пояснений.
98.35 КБ Тополиная роща (фотография из Интернета).