Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Визуализация книги судеб

По 378 цзюаню ТПГЦ:
"Сначала он взял книгу, на которой золотыми иероглифами значилось «Шаньчжоу». Шрифт был мелкий и убористый, но присмотревшись, можно было разобрать, что всё содержание книги составляли регистры имён земных людей. Си захотел узнать о своей семье, открыл ещё один шкаф и нашёл книгу с округом Чанчжоу. Просмотрел регистрационные записи о своей семье, нашёл себя и несколько поколений родственников. Все имена записывались самым подробным образом; а имена тех, кто уже умер, были помечены галочкой".
(vs у Стругацких "Хранилище было битком набито интереснейшими книгами на всех языках мира и истории, от языка атлантов до пиджин-инглиш включительно. Но меня там больше всего заинтересовало многотомное издание Книги Судеб. Книга Судеб печаталась петитом на тончайшей рисовой бумаге и содержала в хронологическом порядке более или менее полные данные о 73 619 024 511 людях разумных... издательство предприняло публикацию срочных нерегулярных выпусков, в которых значились только годы рождения и годы смерти. В одном из таких выпусков я нашел и свое имя. Однако из-за спешки в эти выпуски вкралась масса опечаток, и я с изумлением узнал, что умру в 1611 году").

Маленький красный гроб

Народные такие сказки. В 1920-х записано в Китае. Бессмертный Люй Дунбинь продавал на рынке хурму и спрашивал покупателей, для кого они её берут. Один мальчик сказал, что отнесёт хурму матушке. Люй Дунбинь обрадовался и подарил почтительному сыну маленький красный гроб.
Collapse )

(Это мы с коллегами затеяли проект по переводу китайских сказок и не перестаём удивляться; впрочем, история жизнеутверждающая, как заметила моя сестра).

Полная луна, студент и фея

Так и думала, что у меня было что-то о Середине осени.

Ян Чжэньбо
Ян Чжэньбо из Хуннуна с малых лет любил книги. Углубившись в изучение канонов и исторических сочинений, он не знал отдыха и забывал обедать. Родители пытались остановить его, но тщетно; иногда они отнимали у него лампу и прятали книги, и Чжэньбо очень расстраивался.
Так что он сбежал из дома и оказался между землями Хун и Жао, где устроился в заброшенной школе. Там он занимался более полугода. Вечером праздника Середины осени он сидел над книгами. Уже прошла вторая стража, когда вдруг в окно постучали. Но Чжэньбо, увлечённый ученьем, ничего не слышал. Неожиданно распахнулись двери, и вошла служанка с косами, уложенными корзинками.
Она сказала: «Барышня, моя хозяйка, давно приютилась в безвестном уединении; она вкушает воздух и ест трутовики, постоянно скитаясь между озером Дунтин и рекой Юньшуй. Она узнала, что недавно сюда явился человек благородный, целеустремлённый, чистый, упорный и верный, и хотела бы отдать ему свою привязанность». Чжэньбо ничего не отвечал, и служанка удалилась.
После третьей стражи за окном послышался перезвон нефритовых подвесок, разлился чудесный аромат. Служанка доложила о гостье, и в дом стремительно вошла барышня примерно шестнадцати лет, в головном уборе, напоминающем крылья феникса над лазурными облаками. На ней было блестящее платье в пурпурных тучах и зорях, украшенное изображениями солнца и луны. Она непринуждённо уселась, но Чжэньбо молчал и ни о чём не спрашивал гостью. Через некоторое время она взяла со стола Чжэньбо тушечницу. Служанка подала ей бумагу. Барышня написала несколько строчек и неловко удалилась.
А Чжэньбо встал и увидел, что она оставила такие стихи: «Достойный муж не сдастся, суровый и упорный. Ему не объяснить, что чувство непритворно. Так светлая луна взойдёт к горам из вод, осенний ветер вдаль свой устремит полёт».
После так и не прояснилось, кем была эта барышня. Не из бессмертных ли она, живущих на озере Дунтин? И мог ли человек написать такие стихи?
(53 цзюань ТПГЦ, из «Повестей о разных странностях», IX век)


Похоже, что автор потешается над каким-то знакомым, но над кем? Двенадцать веков это долго.

Что это за странная девушка

Рефлексия над условностями текста всё гуще в позднетанской прозе. Автор, с азартом создавая очередной рассказ об удивительном, внезапно останавливается и как бы спрашивает себя: что, что? И никого происходящее не удивляет?
Например, в одной истории некий вдовый купец гуляет по горным тропинкам в уединённой местности, и вдруг к нему подходит служанка и зовёт его в гости к барышне, дочери министра (якобы та ищет жениха). Он соглашается; вскоре его приводят в великолепные покои, вида даже не столичного, а какого-то сверхъестественного, к прекрасной деве. Она приглашает его во внутренние покои, речь у неё изысканная, служанки элегантные. Купец (не желая признавать, что попал в сказку) спрашивает: а какого министра вы дочь? Почему вы одна в такой глуши? Где ваши родители?
(И тогда, видимо, все присутствующие смотрят на него с жёсткой укоризной: "ну ты зануда!")

Из 7 книги "Естественной истории". О человеке

Кажется, что великая Природа именно ради него породила всё остальное. Но за свои дары она взыскивает с него жестокую цену, так что не просто измерить, добрая ли она мать человеку или суровая мачеха.
Прежде всего, его одного из всех живых существ она одевает в нечто принадлежащее не ему. Прочим она различным образом предоставляет какой-то покров, будь то раковины, кора, шипы, шкуры, шерсть, щетина, волосы, пух, перья, чешуя, мех. Даже деревья и их стволы она защищает от холода и жара корой, иногда двухслойной. И только человека она бросает в день его рождения голым на голую землю, чтобы он сразу начинал плакать и жалобно кричать. Из стольких животных нет ни одного, кто был бы более склонен к слезам, причём сразу с начала жизни.
(Пер. Б. А. Старостина).

Восточный владыка нашёлся

Хорошие люди устраивали гробницу Хайхунь-хоу, ах. Люди ещё и не заметили, а ведь там нашли очень интересный деревянный футляр для зеркала. Вчера была публикация. На футляре Конфуций с учениками и всякие интересные стихи.
В стихах - первое упоминание Дун-ван-гуна.
Вообще-то считается, что первый раз это имя встречается не в "Шэнь и цзин", а у Гэ Хуна (III-IV века). На фресках его изображения вроде бы идентифицировали, но не на таких старых. Синь Лисян из Исторического музея считает, что образ Дун-ван-гуна формируется ближе к концу I века. А кто думает, что и позже. Оказывается, нет, потому что Лю Хэ умер в 59 году до н.э.
Радость-то какая, первый Дун-ван-гун! В Западную Хань!
Это предположительный восточноханьский Дун-ван-гун, просто для красоты.

Ещё электронная книжка

В "Синосфере" новое электронное издание - роман А. Троллопа "Смотритель" в переводе kdm17. Троллоп написал множество отличных книг, его читали Лесков и Лев Толстой, а в XX веке был напечатан на русском языке только один его роман - "Барчестерские башни". Второй роман серии. Теперь на русском есть и первый.
Очень рада, что участвовала в подготовке издания.

Чего только не расскажут! Откуда старины не выкопают!

Из автобиографических заметок Н. А. Спешнева вычитала. "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать" - это НЕ русская пословица, которая случайно совпала с китайской. Это вовсе даже китайский фразеологизм, который недавно и хорошо освоился в русском языке.
Бросилась проверять в ГуглБукс, выходит, действительно, пришёл в русский язык где-то в шестидесятых годах двадцатого века.
Только это не из "Мэн-цзы", как у Спешнева, а из "Хань шу".
И, наверное, все это давно знали, как всегда.

Крокодилы, экзаменационные сочинения и самострелы

Получила вчера авторские экземпляры "Прозы Тан и Сун" (хорошо звучит - "авторские", можно представить себя танским, например, автором). Вчера с удовольствием перечитала алексеевского Хань Юя. Кстати, буквально на прошлой неделе рассказывала студентам, как надо заговаривать зубы крокодилу и что надо сделать с буддийскими монахами. Книжки там сжечь. Очеловечить опять же.
Отличные сунские истории в переводе hp_alimov, на сегодня у меня любимец - старик из "Бесед в Пинчжоу" со своим кратким экзаменационным сочинением.
А ночью мне приснилось, как будто я по ошибке написала в переводе новеллы "Монах-разбойник", что главный герой стрелял в монаха из пистолета. Это IX век, на минуточку. А первое нечто, хотя бы отдалённо похожее на огнестрельное оружие, с династии Сун только известно. Проснулась в ужасе.

В хорошей компании


Оригинал взят у hp_alimov в Проза Тан и Сун
20:09 21.12.2015
Проза Тан и Сун
Проза Тан и Сун / Перевод с китайского В. М. Алексеева, О. Л. Фишман, А. А. Тишкова, И. А. Алимова, А. Б. Старостиной. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2015. — 512 с. (Библиотека китайской литературы). Настоящая книга — сборник переводов классической китайской прозы эпох Тан (618—907) и Сун (960—1279): коротких рассказов сяошо, новелл чуаньци, прозы высокого стиля и отрывков из сборников бицзи. Подобное издание, представляющее столь широкую жанровую палитру китайской прозы, в России предпринимается впервые. В книгу включены как уже издававшиеся, но ставшие библиографической редкостью переводы, так и переводы, выходящие впервые. Издание предназначено для самых широких кругов читающей публики, интересующейся классической прозой Китая.

read more at ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ