?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Так и думала, что у меня было что-то о Середине осени.

Ян Чжэньбо
Ян Чжэньбо из Хуннуна с малых лет любил книги. Углубившись в изучение канонов и исторических сочинений, он не знал отдыха и забывал обедать. Родители пытались остановить его, но тщетно; иногда они отнимали у него лампу и прятали книги, и Чжэньбо очень расстраивался.
Так что он сбежал из дома и оказался между землями Хун и Жао, где устроился в заброшенной школе. Там он занимался более полугода. Вечером праздника Середины осени он сидел над книгами. Уже прошла вторая стража, когда вдруг в окно постучали. Но Чжэньбо, увлечённый ученьем, ничего не слышал. Неожиданно распахнулись двери, и вошла служанка с косами, уложенными корзинками.
Она сказала: «Барышня, моя хозяйка, давно приютилась в безвестном уединении; она вкушает воздух и ест трутовики, постоянно скитаясь между озером Дунтин и рекой Юньшуй. Она узнала, что недавно сюда явился человек благородный, целеустремлённый, чистый, упорный и верный, и хотела бы отдать ему свою привязанность». Чжэньбо ничего не отвечал, и служанка удалилась.
После третьей стражи за окном послышался перезвон нефритовых подвесок, разлился чудесный аромат. Служанка доложила о гостье, и в дом стремительно вошла барышня примерно шестнадцати лет, в головном уборе, напоминающем крылья феникса над лазурными облаками. На ней было блестящее платье в пурпурных тучах и зорях, украшенное изображениями солнца и луны. Она непринуждённо уселась, но Чжэньбо молчал и ни о чём не спрашивал гостью. Через некоторое время она взяла со стола Чжэньбо тушечницу. Служанка подала ей бумагу. Барышня написала несколько строчек и неловко удалилась.
А Чжэньбо встал и увидел, что она оставила такие стихи: «Достойный муж не сдастся, суровый и упорный. Ему не объяснить, что чувство непритворно. Так светлая луна взойдёт к горам из вод, осенний ветер вдаль свой устремит полёт».
После так и не прояснилось, кем была эта барышня. Не из бессмертных ли она, живущих на озере Дунтин? И мог ли человек написать такие стихи?
(53 цзюань ТПГЦ, из «Повестей о разных странностях», IX век)


Похоже, что автор потешается над каким-то знакомым, но над кем? Двенадцать веков это долго.
kdm17 вчера писала о замечании академика С. Ф. Ольденбурга к русскому переводу "Света Азии" сэра Эдвина Арнольда (1906, сама книга вышла в 1879). Арнольд полагал, что среди жителей Лапландии можно найти буддистов. Ольденбург возражает: Здесь очевидно некоторое недоразумение, ибо в Лапландии никаких буддистов нет.
Есть ли буддисты в Лапландии?Collapse )
И UPD - http://kdm17.livejournal.com/185217.html?thread=2908545#t2908545

Объявление

Электронное издательство "Синосфера" потихоньку начинает свою работу. И там, на сайте этого издательства, продаётся очень маленькая книга с моими переводами и с картинками Татьяны Александровны Доброхотовой-Майковой. Называется "Двенадцать мёртвых дев".
А если её купит много людей, можно будет издать на бумаге!
Вот так авторы историй о чудесном становятся героями других историй о чудесном.
Человек, о котором идёт речь в рассказе о радуге, - ТОТ САМЫЙ Лю Ицин (403-444). А именно - князь Линьчуани, племянник одного императора и двоюродный брат другого, писатель, которому принадлежат "Записи о тьме и свете"("Ю мин лу"; история о белой черепахе взята оттуда), а также знаменитый сборник под названием "Новые рассказы о том, что говорят в мире" (примерно так - "Ши шо синь юй"). "Ши шо синь юй" славится экономным и выразительным стилем; многие истории в сборнике - с буддийской моралью. В Гуанлине Лю Ицин жил в годы, когда заканчивал "Ши шо синь юй". В то время он много общался с монахами, и, как говорит "История Сун", стал последователем буддизма. В 443 году он заболел (видимо, к этому времени следует отнести историю с радугой) и уехал в Нанкин, где и умер.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner